Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну

Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну, когда Огнегрив добрался до уголка целительницы. Пепелица сидела в своей пещере, деловито перебирая запасы трав, поэтому Огнегрив остановился возле порога и пересказал ей слова Бурого.

— Горностайкин котенок? — переспросила Пепелица и задумчиво сощурилась. — Кажется, я понимаю, о чем ты говоришь. Я посмотрю его.

— Только будь поосторожнее с Горностайкой! — боязливо предупредил Огнегрив. — Когда я предложил отвести Снежка к тебе, она мне чуть нос не откусила!

— Не удивительно! — фыркнула Пепелица. — Каждая королева уверена, что ее малыш лучше всех! Не беспокойся, Огнегрив, я разберусь, в чем там дело. Только не сейчас, — добавила она Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну, сгребая можжевеловые ягодки в аккуратную кучку. — Уже поздно, зачем их тревожить перед сном? А завтра я ухожу к Высокой Скале.

— Уже? — поразился Огнегрив. За всеми хлопотами он совсем не заметил, как пролетели дни.

— Завтра ночью наступит новолуние. Все целители придут к Высокой Скале. Завтра Звездное племя полностью раскроет мои силы! — Пепелица поколебалась и тихо добавила: — Щербатая должна была пойти вместе со мной, чтобы представить меня Звездному племени как настоящую целительницу. А теперь мне придется одной пройти этот обряд. — Глаза ее заволокла грусть, взгляд устремился в недоступную Огнегриву даль. «Она уходит от меня! — с тоской понял Огнегрив. — Уходит Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну в мир вещих снов и таинственных знамений, уходит туда, куда я никогда не смогу сопровождать ее!»

— Ты должна взять с собой кого‑нибудь из воинов! — вслух сказал он. — В прошлый раз Синяя Звезда хотела пройти к Высокой Скале, но патруль племени Ветра не пропустил ее через свою территорию!

Пепелица снисходительно посмотрела на него.

— Не волнуйся, Огнегрив. Хотела бы я поглядеть на патруль, который осмелится преградить дорогу целительнице! Звездное племя никогда не простит такого святотатства! — Лицо ее прояснилось, в глазах заплясали озорные искорки. — Но ты можешь проводить меня до Четырех Деревьев. Если, конечно, не побоишься ненадолго оставить Песчаную Бурю.

— Даже не понимаю Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну, о чем ты говоришь! — смущенно промямлил Огнегрив. На самом деле он прекрасно помнил, как убежал обедать с Песчаной Бурей, не дослушав Пепелицу, и знал, что незаслуженно обидел свою серую подружку. — Песчаная Буря на рассвете поведет патруль и прекрасно справится без меня! — громко заявил он. — Я провожу тебя к Четырем Деревьям!

Рассвет выдался сырым и мглистым. Серые космы тумана клубились между мокрыми деревьями. Огнегрив с Пепелицей молча бежали по лесу. Белые облака стелились по земле, заглушая шорох их лап, покрывая шерсть каплями сверкающей влаги. Какая‑то птица тревожно закричала над головой Огнегрива, и он даже подпрыгнул от неожиданности. Впервые в жизни Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну он боялся сбиться с дороги и заблудиться в этом незнакомом, таинственном лесу.

Но когда они переходили ручей, туман начал потихоньку рассеиваться, а на гребне холма перед Четырьмя Деревьями их встретило ослепительное солнце. Четыре могучих дуба возвышались перед ними, и кроны их горели темным золотом в преддверии близкого сезона Листопада.



Пепелица шумно вздохнула и стряхнула росу с шерсти.

— Вот это здорово! А то я уж боялась, что мне придется по запаху находить дорогу к Высокой Скале! Я ведь только один раз была там, да и то ходила не одна, а со Щербатой.

Огнегрив тоже не мог сдержать радости Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну при виде света. Он с наслаждением потянулся, открыл рот и принюхался, надеясь учуять близкую добычу.

Но вместо этого в нёбо ему ударил резкий кошачий запах. Племя Теней! Огнегрив напрягся, быстро посмотрел по сторонам — и тут же слегка расслабился, заметив Насморка, спускавшегося в лощину со стороны племени Теней. Насморк был целителем, а значит — не был врагом. Целители стояли над племенной враждой, так завещало Звездное племя.

Насморка сопровождал еще один воин из племени Теней.

— Кажется, тебе не придется путешествовать в одиночку! — сказал Огнегрив Пепелице.

Когда коты спустились вниз, Огнегрив узнал воина, сопровождавшего Насморка. Им оказался Перышко, бурый котик, который когда Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну‑то едва не умер от болезни, опустошавшей племя Теней. Со своим другом Белогрудым Перышко попытался спастись от смерти на территории Грозового племени. Синяя Звезда отказала несчастным в помощи, но Пепелица в тайне ото всех приютила их и лечила до тех пор, пока они не смогли сами вернуться в родное племя.

Однако вскоре после этого Белогрудый погиб. Это случилось, когда Звездоцап со своей бандой напал на патруль Грозового племени. Пытаясь убежать, котик выскочил на Гремящую Тропу и был растерзан чудовищем…

Увидев Перышко, Огнегрив сначала изумился, а потом обрадовался. Бурый кот выглядел здоровым и сильным, видимо, болезнь полностью отпустила его.

— Доброе утро! — весело Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну приветствовал их Насморк. — Рад видеть тебя, Пепелица! Отличный выдался денек для путешествия!

Перышко вежливо поклонился Огнегриву, а потом потерся носом о нос Пепелицы.

— Я рада снова видеть тебя здоровым! — улыбнулась она.

— Все благодаря тебе! — ответил Перышко и тут же с гордостью добавил: — А я теперь ученик Насморка!

— Неужели? Поздравляю! — замурлыкала Пепелица.

— И этим я тоже обязан тебе! — горячо воскликнул котик. — Когда мы были больны, ты одна знала, что делать. Когда мы возвращались в свое племя, ты дала нам с собой целебных трав — и они помогли! Если бы не ты, мы не сумели бы спасти столько жизней! Я Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну хочу стать настоящим целителем, таким, как ты!

— У него есть способности, — признал Насморк. — Кроме того, Перышко проявил большое мужество, вернувшись в зараженный лагерь с целебными травами. Жаль только, что Белогрудый не захотел последовать его примеру…

— Вот как? — с деланным изумлением переспросил Огнегрив. Он решил воспользоваться случаем и выяснить, что известно племени Теней о том, как погиб их собрат.

Перышко грустно покивал головой. — Он не захотел вернуться в лагерь вместе со мной, боясь снова заразиться. — Он зажмурился, словно от боли. — Через несколько дней после моего возвращения мы нашли его тело возле Гремящей Тропы.

— Мне очень жаль, — пробормотал Огнегрив. Некоторое время он Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну колебался, стоит ли рассказать им, как все было на самом деле, но передумал. Вряд ли Перышку будет приятно узнать о том, что их новый предводитель имеет самое непосредственное отношение к смерти его друга! Кроме того, Белогрудый умер, а значит, незачем чернить его память в глазах соплеменников. Зачем им знать, что, страшась смерти от болезни, Белогрудый примкнул к банде Когтя и поплатился за это жизнью?

Пепелица ласково прижалась щекой к бурому боку Перышка. Усевшись на теплую траву, она взмахом хвоста пригласила ученика присесть рядом и принялась расспрашивать его об успехах в обучении.

— Надеюсь, сейчас у вас все наладилось? — осторожно спросил Огнегрив у Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну Насморка. Ему очень хотелось попросить целителя быть осторожнее со Звездоцапом, но он не знал, как сделать это, не рассказывая о трагедии на Гремящей Тропе.

— Похоже, что да, — так же осторожно ответил целитель. — Впервые за много лун мы едим досыта, а наши оруженосцы тренируются, как следует.

— Отрадно слышать! — пробормотал Огнегрив и, поколебавшись, с трудом выдавил: — А что бродяги? — Никто не был особо рад их приходу в племя, — нахмурился Насморк. — Меня самого очень встревожило их появление. Но пока они ведут себя спокойно. Кроме того, они сильные воины, с этим не поспоришь.

— Тогда, может быть, Звездоцап в самом деле Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну станет тем великим вождем, о котором тебе был подан знак, — пробормотал Огнегрив.

Насморк спокойно выдержал его пытливый взгляд.

— Странно, что Грозовое племя решило избавиться от столь сильного и опытного воина.

Огнегрив сразу понял, что более удобного момента может больше не представиться, и решил, не откладывая, рассказать Насморку всю правду о преступлениях бывшего глашатая. Он набрал полную грудь воздуха и начал:

— Понимаешь, это долгая история…

— Не стоит, Огнегрив! — перебил его целитель. — Я не хочу, чтобы ты раскрывал мне тайны своего племени. — Он придвинулся ближе и поскреб землю передними лапами. — Что бы ни произошло в Грозовом племени, я знаю одно — Звездоцап послан нам звездными Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну предками.

— Ты говоришь о знамении?

— Не только! — Насморк быстро покосился на Огнегрива и пояснил, понизив голос: — Никто не знает о том, что наш бывший предводитель не был признан Звездным племенем. Черная Звезда возглавил племя, но он не получил Дара девяти жизней.

— Как такое может быть? — отшатнулся Огнегрив, во все глаза глядя на целителя. Черная Звезда не был настоящим предводителем?! Выходит, у него была всего одна жизнь… Тогда становится понятным, почему болезнь так быстро сокрушила его. — А почему ему не подарили девять жизней?

— Звездное племя не объяснило мне, — задумчиво ответил Насморк. — Когда Черная Звезда возглавил наше племя, Хвостолом все Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну еще был жив. Возможно, звездные предки продолжали считать его настоящим предводителем. К тому времени, когда мы узнали о смерти Хвостолома, Черная Звезда был уже слишком слаб, чтобы совершить путешествие к Лунному Камню. Когда к нам пришел Звездоцап, я подумал, что, может быть, именно он все это время был подлинным избранником Звездного племени. Не знаю, Огнегрив! Ясно одно — Черная Звезда никогда не был настоящим предводителем!

— Почему же вы признали его? — удивился Огнегрив.

— Никто в племени не знал о том, что он не был наделен даром девяти жизней, — признался Насморк. — Черная Звезда был благородным воином, верным своему племени. Мы решили Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну хранить в секрете его тайну. Что еще нам оставалось делать? Все равно, кроме него, некому было возглавить племя. Если бы мы сообщили воинам всю правду, это вызвало бы страх и панику.

В голосе Насморка слышалось явное облегчение. Видно было, что старый целитель устал от бремени тайны и рад возможности разделить ее с кем‑то посторонним.

— Все в племени думают, что страшная болезнь, одну за другой, унесла все девять жизней Черной Звезды, — продолжал целитель. — Все были напуганы… ох, как напуганы! Никогда еще мы так не нуждались в сильном вожде!

«Вот почему они без возражений приняли Звездоцапа!» — догадался Огнегрив. Но зачем Насморк говорит Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну ему все это? Неужели хочет дать понять, что сомневается в новом предводителе?

— Скажи, не думает ли Звездоцап о нападении на Грозовое племя? — выпалил Огнегрив и тут же пожалел о своей несдержанности.

— Неужели ты всерьез ожидал, что я отвечу на такой вопрос? — невесело усмехнулся Насморк. — Я предам свое племя, если открою тебе планы нашего предводителя. Но можешь успокоиться. Насколько мне известно, вам ничего не угрожает. Сам решай, верить моим словам или нет. Больше я тебе все равно ничего не скажу.

Подумав, Огнегрив решил поверить. В конце концов, откуда Насморку знать, что на уме у Звездоцапа! Но прав ли Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну он, не желая этого знать, — это уже другой вопрос.

— Огнегрив! — раздался сзади громкий голос Пепелицы. Кошечка уже поднялась и смотрела в сторону холма, густо поросшего лиловым вереском. Там лежали земли племени Ветра, которые целителям предстояло пройти в одиночку. — Похоже, вы с Насморком собрались до вечера языки чесать?! Ни дать ни взять, парочка старейшин на солнышке!

Пепелица нетерпеливо переступила с лапки на лапку. Стоящий рядом с ней Перышко вскинул голову, глаза его сияли.

— И то верно, — вздохнул Насморк, поднимаясь с земли. — Ты же знаешь, Огнегрив, путь неблизкий, придем только к ночи. До Высокой Скалы в два прыжка не доскочишь!

Четверо котов обошли Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну вершину холма и остановились у края вересковой пустоши. Здесь Пепелица повернулась и уткнулась носом в нос Огнегриву.

— Дальше я пойду одна, — сказала она. — Спасибо, что проводил. Я вернусь завтра вечером.

— Будь осторожна! — напутствовал ее Огнегрив.

Однажды он уже стоял здесь и смотрел вслед маленькой Пепелюшке, которая отправлялась на свое первое таинство к Лунному Камню. Как давно это было! Дрожь пробежала по спине Огнегрива при мысли о том, что уже ночью его серая подружка спустится в подземный туннель и подойдет к сверкающему Камню, чтобы вступить в безмолвное общение со Звездным племенем. Не говоря ни слова, он лизнул Пепелищу в Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну серые ушки и остался стоять, глядя, как целительница в сопровождении двоих котов, прихрамывая, входит в море вереска.


documentbdkwpuf.html
documentbdkwxen.html
documentbdkxeov.html
documentbdkxlzd.html
documentbdkxtjl.html
Документ Глава V. Солнце уже клонилось к горизонту, и длинные тени упали на выгоревшую поляну