Как, и ты тоже?!

Поскольку этот вариант не сработал, Леонид прибег ко второму варианту, причём в самой мягкой его модификации. Молодой человек объявил, что Максим ему чрезвычайно нравится, в связи с чем он, Леонид, должен пройти полный курс обследования с целью исключения ЗППП (заболеваний, передающихся половым путём), а также выдержать карантин после своего последнего сексуального контакта, который состоялся две недели назад. При этом, как потом рассказывал Максим, Леонид почему-то посмотрел на свои ручные часы.

Немного комично начавшаяся половая связь оказалась прочной и пошла на пользу обоим молодым людям. На протяжении вот уже трёх лет Леонид не прибегает к тотальным обследованиям на вензаболевания, и Как, и ты тоже?!, что самое важное, не принимает антибиотиков. Вместо этого он заботливо следит за здоровьем младшего друга, посвящая врача во все тонкости его переживаний и вегетативных реакций.

Максим тоже расцвёл. Он вновь стал отличником и даже обладателем именной стипендии. Таблетки, снимающие вегетативные кризы, нужны ему совсем редко. Исчезли депрессивные мысли о собственной ненужности и никчемности. Отнюдь не чувствуя себя младшим партнёром, он всё же поддаётся на уговоры Леонида и совершает “подвиги”, ранее для него невозможные. Так, он пошёл сначала на общий, а потом и на нудистский пляж. Правда, бывают и осечки. Раз, например, огорчённый Максим попросил врача помирить его с другом, которого он Как, и ты тоже?! обидел своим отказом проводить на вокзал. Это оказалось ему не под силу. Он вообразил себе, что кто-нибудь, кто знает о гомосексуальности Леонида, может “вычислить” его самого, увидев их вместе. Вскоре пришёл и его партнёр, вернувшийся из командировки. Он покаялся в собственной бестактности. Ведь своей просьбой он вызвал психическое перенапряжение у друга, и теперь боится развития у него невротической реакции.

И тот и другой даже и не думают о связях на стороне. Правда, Леонид может по привычке восхищённо воскликнуть при виде какого-нибудь юного красавца, но в глазах его при этом нет былого голодного блеска. Что касается Максима Как, и ты тоже?!, то, в отличие от его отношения к своему двоюродному брату, он воспринимает Леонида всерьёз.

Кузен же, приехав домой в отпуск из Москвы, где он проходит армейскую службу, сразу осведомился, есть ли у Максима подружка. В первый же день отпуска он отправился на поиски приключений и остался ночевать у любовницы. Выяснилось, что армейская служба, такая нелёгкая для большинства солдат, даётся ему более чем легко. Он – шофёр у какого-то крупного чина. Живёт не в казарме, а на частной квартире. Москву изучил вдоль и поперёк и знает, где и в какое время суток можно получить порцию любых наслаждений. Несколько дней двоюродный Как, и ты тоже?! брат шастал по любовницам. Однажды кузенов оставили ночевать в одной комнате вдвоём. Тут выяснилось, что солдат жаждет любви своего брата. Обнимаясь с ним, он жарко говорил, что раньше они занимались оральным сексом неправильно, по-детски. Теперь же он способен доставить Максиму такое удовольствие, которое тому даже не снилось. Максим, вопреки сильнейшей эрекции, вёл себя отстранёно и несговорчиво. Врачу он объяснил свою уклончивость тем, что с Леонидом ему гораздо интереснее, чем с кузеном.



Только ли интереснее? Не идёт ли речь о чувствах гораздо более глубоких, чем простой интерес? Ведь в отношениях молодых людей есть и верность, и взаимопомощь, и Как, и ты тоже?! альтруистическая забота друг о друге. Всё это – ценное подспорье в устранении невротических расстройств у обоих.

Девиация Максима связана, в первую очередь, с особенностями половой дифференциации его мозга во время внутриутробного развития (подробный разговор об этом впереди). Стрессы, пережитые в ходе беременности его матерью, привели к дефициту зародышевых андрогенов, необходимых для активации центров, определяющих сексуальную ориентацию по мужскому типу.

Вместе с тем, гомосексуальность юноши имеет и характерную психологическую подоплёку. Речь идёт о так называемом Эдиповом комплексе, выражающемся в слишком сильной эмоциональной привязанности к матери и в неприязненном отношении к отчиму. Взаимоотношения с ним сложнее, чем это кажется на первый Как, и ты тоже?! взгляд. Ведь Максим, ненавидя отчима, в то же время любил его. Нежность и заботливость подростка, проявившаяся во время болезни отчима, объяснялись тем, что он, видимо, идентифицировал себя с матерью.

Биологические корни, определяющие гомосексуальность Максима (особенности половой дифференцировки ядер его мозга), таким образом, тесно переплелись с психологическими. К этому добавилось влияние социальных факторов. “Ядерная” гомосексуальность, которую польский сексолог Казимеж Имелинский (1986) называет “стержневой”, часто сочетается с элементами поведения, свойственными другому полу. Но, так как у мальчика не было сомнений в собственной мужской идентичности, то “девчоночьи манеры” (феминность своего характера и поведения) он счёл серьёзным дефектом. Сказались и усилия отчима, требовавшего от мальчика Как, и ты тоже?! мужского поведения. Хотя подросток всегда был в оппозиции к нему, он, всё же, старался не давать поводов не уважать себя.

Это привело к психологической защите по типу гиперкомпенсации с выработкой подчёркнуто мужских манер поведения. Так сложилась своеобразная мозаичность характера Максима: неизжитый симбиоз с матерью обусловил его инфантилизм, сочетающийся с подчёркнуто мужскими манерами, выработанными по механизму гиперкомпенсации.

Двойственность подобного рода сказывается на его взаимоотношениях с матерью. С одной стороны, он опекает её и даёт ей дельные советы по поводу работы или отношений с подругами. С другой стороны, сам юноша крайне несамостоятелен. Скажем, Леонид подарил ему достаточно скромную сумму денег на день Как, и ты тоже?! рождения. Тот долго думал, не зная как с ними поступить. Наконец, он отдал их матери и, чтобы объяснить их наличие, солгал ей, что получил временную работу.

Вегетативные кризы Максима, подъёмы артериального давления, спазмы органов брюшной полости, мучительные колебания настроения, необоснованная тревога и навязчивые сомнения молодого человека в сильной степени определяются дефектами его так называемого “эмоционального мозга” (Симонов П. В., 1981). Заболевание Максима затрагивает много уровней. Нарушения тонкой регуляции эмоционального мозга, включая гипоталамус, без сомнения, вызваны родовой травмой. Вместе с тем, они преобразились в расстройства, имеющие психологический и социальный характер.

Полноценное лечение, медикаментозное и психотерапевтическое, в значительной степени нормализовало жизнь Как, и ты тоже?! и здоровье обоих юношей. Это вряд ли удалось бы, если бы врач ограничился советами и беседами, основанными лишь на знании социокультурных аспектов половых взаимоотношений.

Вместе с тем, было бы ошибкой утверждать, что все геи без исключения страдают невротическим развитием. Это далеко не так, хотя даже те из них, кому удалось, казалось бы, абсолютно гармонично интегрировать гомосексуальную идентичность в собственное Я, часто испытывают неосознанную зависть к гетеро- и бисексуалам.

Клинический пример. Пациент Андрей “Рембо” (своим прозвищем обязанный удивительному сходству с великим французским поэтом), придя на врачебный приём много лет назад, заявил без обиняков:


documentbdlqnnt.html
documentbdlquyb.html
documentbdlrcij.html
documentbdlrjsr.html
documentbdlrrcz.html
Документ Как, и ты тоже?!